Ребенок достиг подросткового возраста, и прежние способы воспитания не работают? Подросток ругается, отказывается выполнять простые просьбы, склонен к актам агрессии и самоагрессии? ПАП поможет!

Текст и материалы статьи предоставлены Стефанией Петросян, куратором центра «Шаг вперед» и участницей летнего лагеря (г. Самара, 2019). Полный обзор кейса представлен в рамках конференции «Прикладной анализ поведения: теория и практика — 2019».

Как договориться с подростком

Степан приезжает в лагерь

На момент прибытия в лагерь Степану (имя изменено) исполнилось полных шестнадцать лет. Родители очень хотели, чтобы их сын научился мирно и продуктивно общаться с окружающими людьми, особенно со сверстниками. Наша команда полностью разделяла стремление семьи, ведь такая цель очевидно улучшила бы качество жизни Степана и его родных.

В первые дни специалисты собирали данные, необходимые для планирования вмешательства. Вот что мы наблюдали: Степан часто игнорировал просьбы и инструкции взрослых, что говорило о недостаточно качественном и стабильном уровне сотрудничества. Учебное поведение также было сформировано частично. Степан затруднялся подробно и предметно обозначить свои потребности: его просьбы состояли из коротких фраз, содержащих в подавляющем случае только существительные и глаголы. Подросток не использовал вопросительные слова («где?», «какой?» и т.д.) с целью получить необходимую информацию. Не умел привлекать внимание приемлемым для своего возраста образом. На отказ в предоставлении желаемого и в ответ на дежурные требования Степан реагировал вербальной агрессией и мог ударить самого себя. Также были замечены трудности при самообслуживании: например, это касалось завязывания шнурков на шортах.

Для построения сотрудничества мы определили «зону ближайшего развития», выборочно применив тестирование ABLLS-R.

Проанализировав результаты наблюдения и тестирования, мы составили список первостепенных целей.

  • Проведение интенсивного коммуникативного тренинга с участием взрослых и сверстников, как в индивидуальном, так и в групповом формате.
    В рамках этого тренинга Степана планировалось обучить просить более точно и развернуто, привлекать к себе внимание приемлемым образом, спокойно отказываться от нежелательной деятельности, просить о помощи, использовать вопросительные слова и вежливые формулировки  («спасибо», «пожалуйста» и т.п.), отвечать «да» или «нет» на конкретные вопросы.
  • Провести работу над расширением мотивационной сферы.
    Узкий репертуар коммуникативных навыков ─ часто следствие ограниченного круга интересов и недостаточности речевой спонтанности и инициативы. Степан предпочитал проводить свое время, решая примеры на листе. Соответственно он просил такие предметы как бумагу, карандаш, пенал и т.д. Мы посчитали целесообразным научить подростка играть в различные игры на планшете, так как эта деятельность распространена среди его сверстников, социально приемлема и предполагает возможность расширения увлечений.
  • Улучшить навыки разделённого внимания.
  • Научить упражнениям, позволяющим стабилизировать эмоциональное состояние: в частности, глубокой мышечной релаксации и «квадратному дыханию».
  • Научить проводить досуг в группе сверстников, играя в настольные игры («Дженга», «Мемо» и т.п).
  • Снизить уровень некоторых видов нежелательного поведения.
    Мы приняли решение ввести поведенческий контракт, направленный на улучшение ситуации с выполнением требований и снижение количества эпизодов проблемного поведения.

В заметке мы уделим внимание налаживанию сотрудничества и последнему пункту ─ коррекции проблемных видов поведения.

Нежелательное поведение

Было выделено несколько видов нежелательного поведения:

  • Вербальная агрессия (использует бранную лексику, грубит в ответ);
  • Самоповреждающее поведение (ударяет себя по голове);
  • Уходит из-за стола во время занятий без разрешения педагога.

Затем мы приступили к сбору данных о частоте эпизодов, их длительности, предшествующих событиях и последствиях. Анализ показал, что наиболее частотное поведение ─ вербальная агрессия. Степан реагирует неприемлемым образом в ситуациях предъявления требований (в том числе при прерывании мотивационной деятельности), когда ему отказывают в доступе к желаемому, а также в случае тактильного контакта с малознакомыми детьми и взрослыми.

В целях эффективности мы подобрали комплексное вмешательство, включающее несколько компонентов. Рассмотрим все по порядку.

Компоненты вмешательства

  • Визуальная поддержка
    Навыки понимания речи у Степана сформированы частично, а настойчивые речевые требования взрослых часто вызывают нежелательные реакции. В связи с этим мы посчитали необходимым ввести визуальную опору, к которой быстро и легко прибегнуть во время занятия. Ниже представлен пример визуальной планшетки вида «сначала-потом» с цепочкой событий. Мы выкладывали карточки с обозначением упражнений в запланированной последовательности. Последняя определялась согласно принципу Примака: сначала шла высокомотивационная деятельность, затем менее мотивационный вид активности. Педагог проговаривал план: «Сначала решаем примеры, потом читаем текст, потом отвечаем на вопросы, потом перемена».
  • Формирование альтернативного социально приемлемого поведения
    Как уменьшить частоту нецензурной речи? Научить путем подкрепления использовать более вежливые просьбы с аналогичной функцией. Например, Степан стал отказываться или просил прекратить неприятную стимуляцию или вид деятельности, говоря «не мешай», «отойди», «отпусти» и т.д.
  • Поведенческий контракт
    Поведенческий контракт ─ довольно интересный и универсальный инструмент, который позволяет четко обозначить виды поведения и их последствия, что делает будущее взаимодействие ясным и прозрачным. Мы заключили такой договор со Степаном. Его цель ─ снизить нежелательное поведение за счет контроля последствий. Контракт содержал три основных раздела:
    В первом разделе мы указали все виды приемлемого поведения, частоту которых планировали увеличить. Каждому из них было присвоено некоторое количество баллов. Ребенок мог заработать эти баллы и обменять их на соответствующие по стоимости призы. Отметим, что в этом разделе могут быть тематические подразделы. Например, у Степана было разделение на «быт» (домашние обязанности и рутина), «занятия» (поведение во время занятий) и «поведение в обществе» (вежливая речь и т.п.).
    В разделе «Штрафы» мы перечислили виды нежелательного поведения, подлежащие коррекции. В лагере договор включал вербальную агрессию и самоповреждающее поведение. Каждому пункту соответствовало определённое количество баллов. Эти баллы вычитались из «заработка» в случае эпизода проблемного поведения.
    Наконец, третий раздел включал список всех мотивационных действий или стимулов, которые предоставлялись Степану в обмен на баллы. Призы предоставлялись во время перемены или в ходе свободной деятельности. Каждый из них имел свою стоимость в зависимости от позиции в иерархии мотивационных стимулов.
    Любой поведенческий договор также подразумевает дату и место для подписи сторон, обязующихся его соблюдать. Кроме того, он включает набор пунктов, уточняющих, кто и как может пользоваться данным контрактом, и прочие тонкости, которые вы считаете нужным указать. Например, сроки выполнения. Очень важно строго следовать базовым правилам, нарушение которых обычно приводит к обесцениванию договоренности, прекращению действия документа и снижению уровня сотрудничества в дальнейшем.
  • Дифференциальное подкрепление альтернативного поведения (DRA)
    В целях разнообразить любимый досуг Степана мы подобрали и начали подкреплять деятельность, которая бы могла постепенно заменить поведение «записывать примеры на бумаге». Степан мог продолжить заниматься тем же, но делать это предлагалось, используя планшет. Чтобы сгладить момент перехода, мы чередовали старый вид поведения и новый: если в первый раз подросток писал примеры на листах, то в следующий только на планшете и так далее. Это было подано как правило в виде наглядной последовательности действий. Степан отмечал на специальной планшетке, каким способом он записывал примеры.
    В дальнейшем допустимо менять соотношение этих видов деятельности в пользу решения примеров на планшете. Например, плавно перейти к последовательности, где усредненная пропорция будет 1 к 5.
  • Планшетка «Оценка собственного поведения»
    Планшетка была выполнена в виде таблицы. В левом столбце шли подсказки-картинки, отражающие суть приемлемого поведения во время занятия. В правом же ─ место для пометок о факте соблюдения правил. В конце каждого учебного сета проставлялся либо плюс (условия выполнены), либо минус (условия нарушены). Сначала планшетку заполнял только педагог, далее эта функция была делегирована Степану.

    Оценивались следующие критерии:

    1. Сидит ровно, сложив руки на столе, глядя на задание или педагога;
    2. Сидит за столом;
    3. Выполняет задания;
    4. В паузах между инструкциями и ответами сохраняет тишину.

    Мальчик стал самостоятельно называть критерии и проставлять отметки в соответствующих ячейках. Педагог параллельно заполнял такую же планшетку. Осуществлялась сверка. Совпадение в оценках подкреплялось. Такая тактика позволяет научиться ребенку объективно оценивать собственное поведение.

  • Планшетка «Мой день»
    Планшетка представляла собой список дел или событий, запланированных на текущий день. Мы заранее составили распорядок действий, насчитывавший двадцать семь пунктов. После осуществления каждого действия Степан ставил галочку в отведенной для этого графе. Далее в силу вступал поведенческий контракт: перед сном Степан подсчитывал количество галочек и получал назначенное число баллов при условии, что все пункты были выполнены.

Результаты вмешательства

Всё это время мы постоянно фиксировали данные о частоте всех эпизодов нежелательного поведения. Это давало возможность отследить, насколько эффективно велась работа. Графическое представление ниже отображает постепенное снижение общей частоты проблемного поведения.

Не все виды нежелательного поведения демонстрировали согласованную тенденцию к снижению. Если уровень вербальной агрессии заметно снизился, то поведение «ударять себя» не сделалось менее редким под конец абилитации. Вероятнее всего, эта картина была вызвана введением нового вмешательства, а именно описанной выше процедурой DRA, предполагавшей периодический отказ в просьбе заняться наиболее мотивационной деятельностью.

Выстраивать сотрудничество со Степаном было крайне увлекательно. Вся команда с искренним участием следила за планомерным прогрессом мальчика. Мы убеждены, что при содействии любящей семьи и педагогов Степан достигнет больших успехов. Чего ему и желаем.

Мы работаем в Москве, наш центр предоставляет услуги ABA детям с РАС и детям с другими особенностями развития.
Для взрослых мы проводим курсы ВСВА, КПК, RBT, семинары и тренинги.

  +7 (495) 780-32-90   +7 (966) 062-90-70

© Copyright 2019 ProABA. Все права защищены
Политика конфиденциальности  •  Лицензии  •  FAQ