Клинические примеры

Про Аню в лагере

Впервые Аня приехала из Северогорска в Москву летом 2018 года на интенсивный курс абилитации, а вскоре после него — в АВА-лагерь. Родители обратились к специалистам с жалобами на проблемное поведение девочки, необходима была помощь в формировании навыков самообслуживания, улучшении понимания речи. В Москве Ане провели тестирование, которое позволяет оценить и уровень развития навыков, и имеющиеся дефициты, препятствующие дальнейшему обучению, и, как было в случае Ани, пробелы в, казалось бы, успешно освоенных областях. Участие нескольких педагогов позволило оценить, насколько навыки девочки генерализованы, устойчивы к изменениям внешних условий. Тестирование показало, что основные сложности Ани сосредоточены в областях налаживания сотрудничества, понимания речи и ведения диалога. В начале обучения девочка плохо сотрудничала со взрослыми, избегала зрительного контакта, не могла сидеть за столом спокойно, хватала предметы со стола, не дожидалась получения задания, медленно выполняла инструкции. Сильными же сторонами оказались визуальное восприятие, вокальная и моторная имитация. Те навыки, в которых ребенок успешен, могут служить базой для обучения.

Анализ родительского запроса, наблюдения и данных тестирования позволил сформировать конкретные цели программы и расставить приоритеты внутри нее. В программу вошли следующие цели:

  • работа с нежелательным поведением
  • развитие сотрудничества
  • обучение самообслуживанию
  • освоение навыков безопасного поведения
  • улучшение академических навыков
  • развитие навыков поведения в группе
  • работа с пониманием речи

Большой объем работы был направлен на устранение нежелательного поведения, поскольку в Анином репертуаре его было много.

Среди угрожающих жизни и здоровью форм поведения были:

  • убегание
  • разгрызание и поедание несъедобных вещей
  • самоповреждение (сдавливание своего лица)
  • физическая агрессия в адрес окружающих (Аня щипалась и толкалась)
  • залезание на мебель

Кроме того, Аня отказывалась от сотрудничества в ситуации обучения, выхватывала предметы (гаджеты) из рук взрослых, кричала, прыгала на стуле и со стулом, наваливалась на взрослых.

На основании наблюдения мы установили, что ведущей функцией нежелательного поведения оказалось избегание требований. Также отмечается нежелательное поведение как способ аутостимуляции. Разгрызание предметов и поедание несъедобного появлялось при предъявлении требований в учебной обстановке, при отказе в доступе к желаемому. В свободной деятельности Аня могла жевать свои волосы, однако вынимала волосы изо рта, если на это обращали внимание. Крик и визг у девочки наблюдался в случае смены деятельности, при предъявлении новых заданий и прекращении мотивационной деятельности. Самоагрессия проявлялась в свободной деятельности и при предъявлении новых заданий. Физическую агрессию же Аня проявляла в ответ на шум, который создают другие дети в ограниченном пространстве. В первую очередь девочка начинала толкать и щипать детей, взрослых же — если они пытаются препятствовать агрессии.

Отказ от сотрудничества в ситуации обучения разворачивался как цепочка нежелательного поведения с целью освобождения от требований. При предъявлении заданий Аня начинала вокализировать, зажимать зубами предметы, сдавливать ладонями лицо. Сохранение требований приводило к усилению этих действий, затем девочка начинала прыгать со стулом, отнимать у педагога предметы. Если все эти действия не приводили к успеху, девочка успокаивалась и продолжала заниматься.

Для преодоления такой формы отказа от сотрудничества и установления руководящего контроля был введен ряд мер:

  • девочку предупреждали о грядущей смене деятельности
  • ввели планшет «сначала-потом», при этом девочка выбирала вид поощрения за выполнение учебного задания
  • агрессивное поведение блокировалось
  • для поведения убегания использовалась тактика перекрывания траектории движения
  • перенаправление на другую деятельность стало успешным способом преодоления компульсивных действий
  • Ане ввели альтернативный предмет для жевания (детский прорезыватель), чтобы предотвратить жевание и разгрызание несъедобных предметов
  • таблички самостоятельной оценки поведения позволили резко снизить частоту криков и сжимания собственного лица.

Работа с навыками безопасности была сосредоточена вокруг поведения убегания, девочку учили безопасному поведению на улице. Поскольку Ане было уже 10 лет, и приближался возраст полового созревания, внимание было уделено и навыкам сексуальной безопасности и поведению с незнакомыми людьми.

Девочку начали обучать по протоколам «Стой» и «Иди сюда», в освоении которых к концу смены в лагере был достигнут высокий уровень успешности, и Аня научилась по инструкции останавливаться, а также подходить к значимому взрослому с удаленного расстояния при наличии препятствий. Чтобы девочка не убегала от родителей, когда она хочет куда-то пойти, ее научили вместо этого опрашиваться у взрослых, заменив социально приемлемым образом опасное поведение. Кроме того, девочку обучали различать ситуации, в которых можно находится одной, и те, где можно быть только вместе с кем-то. Для того, чтобы оградить девочку от опасности со стороны незнакомых людей, ее тренировали различать своих и чужих. Специфичным для навыка сексуальной безопасности было обучение отвечать на вопросы, трогал ли ее кто-либо, и где. Отдельно Аню учили различать, у кого можно брать вещи и у кого нельзя, что помогает не только усвоить нормы поведения, запрещающие брать чужие вещи, но и уберечь ребенка от опасности быть заманенным привлекательными предметами. Аня показала хороший прогресс в этой области, и дальнейшая работа будет заключаться в поддержании и обобщении полученных навыков.

Академические навыки не были приоритетом в программе интенсива, и в основном внимание было посвящено улучшению беглости в решении учебных задач. Аню обучали быстрому решению математических примеров, в чем она оказалась весьма успешна, и дальнейшие задачи уже будут касаться освоения абстрактных понятий и сложных выражений. Девочка хорошо освоила корректурные пробы, тренирующие внимание и память, писала диктанты и копировала тексты.

За время смены в лагере Аня научилась самостоятельно чистить зубы, расчесываться и самостоятельно собирать волосы в хвостик. После этого можно будет поставить целью освоение более сложных навыков самообслуживания: мыться, чистить одежду.

Обучение работе в группе — важная составляющая социализации, которая требует освоения множества умений. В лагере Аня научилась участвовать в командных играх, ждать своей очереди и обращаться с просьбами к сверстникам, выучила танцевальные движения и с удовольствием водила хороводы с другими детьми. Все это — базовые навыки поведения в группе, которые помогут девочке в школе и станут основой для дальнейшей социализации.

Интенсивные курсы позволили Ане научиться социально приемлемым формам поведения, которые сделали нежелательные и опасные формы поведения ненужными, уходу за собой, работе в группе сверстников, улучшить свои академические навыки. Впереди еще много работы, девочке нужно сопровождение специалистов, которые помогут откорректировать программы в соответствии с полученными результатами и новыми задачами. Ане нужен будет школьный тьютор, владеющий основами прикладного анализа поведения. Перед родителями стоит задача самим обучиться ПАП, чтобы дома работать в единой со специалистами системе. Прогресс, которого девочка достигла в рамках интенсивных курсов, показывает, что у девочки есть большой потенциал развития, и слаженная работа команды родителей и педагогов поможет Ане добиться дальнейших успехов в обучении.

Мы работаем в Москве, наш центр предоставляет услуги ABA детям с РАС и детям с другими особенностями развития.
Для взрослых мы проводим курсы ВСВА, КПК, RBT, семинары и тренинги.

  +7 (495) 780-32-90   +7 (966) 062-90-70

© Copyright 2019 ProABA. Все права защищены
Политика конфиденциальности  •  Лицензии  •  FAQ